Девочки завязывают бантики

Девочки завязывают бантики

Девочки завязывают бантики,
На помин и на руку легки,
Девочки мечтают о романтике,
Собирая в горы рюкзаки.
Вместо босоножек пару «триконей»
Забирают девочки в поход,
И глядят на них глазами дикими
Папа, мама и сиамский кот.

Им бы на курорт! Мужчины дружно бы
На руки их взяли в пять минут,
Здесь же за инструктором разгруженным
Груз свой они сами волокут.
Там бы они шли, сверкая глазками
В ароматах моря и вина,
Здесь же все в обвязках и под касками –
Не поймешь, где он и где она.

В синяках и ссадинах хорошие,
И хромают, всем чертям назло,
С виду вроде боевые лошади
После съемок фильма «Ватерлоо».
Что же ты наделала, романтика?
Превратила в золушек принцесс,
Завязала булинями бантики,
Оказалась чудом без чудес.

Девочкам мечтается и грезится
Шум лавин и ветра шквальный свист
И большой, как Малая Медведица,
Вусмерть в них влюбленный альпинист.
Этот, про которого поется,
Что он на вершине встал хмельной,
И в котором черт не разберется
Что хороший он или плохой.

Вроде не скулит он и не ноет,
Но зато и в гору не идет, -
Может он влюблен и все такое,
Только кто ж рюкзак то понесет?
И шагают девочки отважные
С жаждою романтики в крови,
И глядят на них глазами влажными
Звезды из космической дали.

Нет, поверьте, я тут не завидую!
Я через все это сам прошел.
И в душе не чувствую обиды я –
Это, безусловно, хорошо,
Что на свете где-то есть Атлантика,
Джомолунгма есть и Софруджу!...
Девочки завязывают бантики,
Я на них с улыбкою гляжу…

У мальчиков, конечно, много проще:
Для мальчиков важней всего: значок.
У мальчиков бывает даже – теща
Подносит к самолету рюкзачок.
Когда из дома мальчик уезжает,
То он для всех почти уже – герой.
Его семья в альплагерь провожает,
Как на последний и смертельный бой.

О нем легенды ходят по кварталу,
Гордится им далекая родня…
Пронесся слух, что он ушел на скалы!
На целых двадцать – без дороги – дня!
Он ледоруб полгода дома точит,
Он из подушек выпускает пух,
И сам мешок кроит он среди ночи
На одного.. а мысленно – на двух.

Он письма пишет кратко и сурово,
И мама сразу видит страшный сон,
Что вроде лагерь не в бору сосновом,
А проволокой колючей обнесен.
У них оружье – то бишь карабины –
И мама слышит пуль ужасный свист
И видит, как связал родного сына
Инструктор – альпинист-рецидивист.

Нельзя сказать, что мальчик не мечтает,
Но только его главные мечты
Не где-нибудь, Бог знает где, витают,
Они ясны, конкретны и просты:
Нанять бы шерпа или даже пару,
Или уж, в крайнем случае, осла,
А самому идти себе с гитарой,
И пиво пить у каждого угла!

Найти бы у дороги самородок,
Иль, лучше, с колбасою бутерброд,
Вернуться бы живому из похода,
А в лагере – из дому перевод!
Вот стать бы мне зараз могучим йогом,
Усталости не ведать никакой,
Всю жизнь бы есть бананы и помногу,
И жить в палатке с бабою – йогой!

Приделать бы к Наталкиной фигуре
Вот Людкин бы характер золотой,
И чтоб еще она была не дура –
Вязалась бы не с Колькой, а со мной!
Взвалить бы на инструктора колоду,
Чтоб он, как люди, шел, а не бежал!
Мечтают мальчики на переходах,
Мечтают на страховке, среди скал.

И отпускают бороды и баки,
Штормовки любят – чтоб рванье одно!
Чтоб выглядеть, как бравые рубаки
От батьки по фамилии Махно.
Ну, что ж поделать, коль отвоевали
Без них отцы?! Не стоит горевать!
Они всерьез опасность презирали
Чтоб вы могли в опасность поиграть.

Да, спорт – игра! Но труден путь к вершине,
Она сдается, право, не легко!
Свистят не судьи, здесь свистят лавины,
И в проигрыше жизнь, а не очко!
Шагают мальчики за облаками,
Шагают девочки за ними вслед…
А где-то там, за синими горами
Все ярче разгорается рассвет.

Мы с вами вместе жили, как живется
Настанет срок – вы скажете «Прости!»
И ваш инструктор вслед вам улыбнется,
И пожелает счастья вам в пути!
Пусть солнце вам поярче в полдень светит,
Пусть будут ночи луны и тихи,
И помните, что главное на свете –
Друзья и песни, горы и стихи!

Игорь Виноградский