Ох! Заманили!!!

Я помню: первый раз пошёл в поход. 
Насильно взяли папа меня с мамой. 
И целый день – прикрывшийся панамой- 
мы всё ползли, куда сам чёрт не разберёт. 
Как проклятые шли мы без дорог 
и я холодным потом обливался, 
Под рюкзаком от тяжести склонялся 
И всё шептал, присевши на пенёк: 

E7 Am 
«Эх, заманили, ох, заманили! 
A7 Dm 
Повесили на спину такой большой рюкзак! 
E7 F A7 
И гадостью какой-то накормили, 
Dm E7 Am 
а из палатки я не выбрался никак». 

Am E7 Am 
И я сказал себе: «Ведь я не идиот 
G C A7 
и заманить меня вам больше не удастся». 
Dm E7 F A7 
«Пойдём, - сказали мне, - на лодочке кататься». 
Dm E7 Am 
Так я попал в байдарочный поход. 

И понял я, что мне опять не повезло. 
Промок, замёрз. А у них водки, хоть залейся! 
Сказали: «На, сыночек, отогрейся». 
И дали в руки мне огромное весло. 

Ох, заманили, ох, заманили! 
Повесили на спину такой большой рюкзак! 
И гадостью какой-то накормили, 
а из палатки я не выбрался никак. 

Потом купили мне велосипед 
и научили кое-как кататься. 
Пришлось в походе две недели проболтаться: 
«Крути педали! – мне кричали, - карапет!» 

И я крутил их со слезами на глазах, 
а вечерами пел им песни про дороги, 
а у меня уже давно болели ноги 
и попа вся была в кровавых волдырях. 

Ох, заманили, ох, заманили! 
Повесили на спину такой большой рюкзак! 
И гадостью какой-то накормили, 
а из палатки я не выбрался никак. 

Сказали мне: «Так ты – турист уже, чувак, 
но красотой уральских гор не любовался!» 
Так я опять на уговоры их поддался 
и, как дурак, пошёл на лыжах на Конжак. 

В гробу я видел красоту Уральских гор! 
Месил сугробы я, как тесто мама Люба. 
Мороз за 30! Я чуть-чуть не дал там «дуба», 
спасаясь тем, что был на печке кочегар. 

Ох, заманили, ох, заманили! 
Повесили на спину такой большой рюкзак! 
И гадостью какой-то накормили, 
а из палатки я не выбрался никак. 

И больше никуда я не пойду! 
Я с рюкзаком проклятым распрощался. 
На компасе, как на кресте, поклялся, 
что лучше буду я гореть в аду! 

Но не могу покоя я найти. 
Зовут к себе бескрайние просторы. 
Теперь готов я подниматься в горы 
и на Байкал под парусом идти. 

Ох, позовите, ох, позовите! 
Рюкзак огромный я готов носить. 
И гадостью какой-нибудь кормите. 
Я из палатки научился выходить!